?

Log in

Здравствуй, гость Риммландии!

Вам удивительно повезло!

На страницах Официального Живого Журнала Риммландии Вы всегда сможете прочесть самые новые стихи и сказки, истории и поэмы Сестры Риммовны.

ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!

Песни и Романсы на стихи Сестры Риммовны сочиняет и исполняет Владимир Зачепа (Харьков)

RealMusic.ru - Музыкальный хостинг. Размещайте слушайте и скачивайте музыку в mp3 бесплатно.


ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ!

ДРАКОНИЙ ЗАКОН



ДРАКОНИЙ ЗАКОН

Принцесса хмурила лицо, вертя задумчиво… яйцо?!
Внутри яйца сидел… дракон - ещё не вылупился он.
А Главный ловчий перед ней, яйца драконьего бледней,
Просил пощады, весь дрожал, за свой трофей ответ держал.
Напрасно ловчий между скал дракона взрослого искал,
С собою прихватив отряд в бою проверенных солдат,
Готовых даже умереть.
Напрасно взял с собою сеть,
Чтоб заловить в неё самца дракона… окромя яйца,
Вдоль скал, а также поперёк, он ничего найти не смог!
А между тем гласил закон, что полагается дракон
Принцессе, чтоб её беречь от всяческих случайных встреч
С тем, чтоб однажды на заре, в кольчуги тонком серебре,
Само собою по весне, примчался резво на коне
(Жемчужно-белом!) принц младой, грозя чудовищу бедой.
Вступив с драконом в смертный бой
(Так предначертано судьбой, и спорить с ней напрасный труд! )
Принц должен быть отважен,
Крут, а также ловок и хитёр! Ну а дракон? Дракон матёр!
И чтобы зубы в три ряда! Такого можно без стыда
Красавцу принцу предъявить, чтоб смог он чудище убить,
Принцессу юную спасти, и под венец её вести!
«Принц скоро косяком попрёт, а я ему вот это вот?!!!
Припёрся в латах, как дурак! На лучше поварской колпак,
Передник и сковороду! Нарви укропчика в саду,
Чтобы украсить им…омлет!»
Принцессе было двадцать лет,
Вопрос стоял уже ребром.
«Ну всё! Не кончится добром!» - подумал ловчий,
Только, вдруг, внутри яйца раздался стук,
Раздался треск и через миг из скорлупы дракон возник!
Расправил крылышки, зевнул, огнём из сопла полыхнул,
(На ловчем подпалив штаны) глазами дивной глубины,
В ресницах острых и густых, в Принцессу вперившись, затих,
И улыбнулся нежно ей улыбкой фирменной своей –
Зубами ровно в три ряда (молочными) «Вот это ДА!» -
Промолвил обалдев король, чья в сущности сводилась роль
К тому, чтоб дочке потакать, ну и законы выпускать…
«Вот это ДА!» – промолвил он, и вскоре выпустил закон,
Драконов призванный спасти, в Драконью книгу занести,
Лелеять, холить и ласкать, и принцев к ним не подпускать!
Ни осенью, ни по весне, ни пешими, ни на коне,
Тем паче белом!
Никогда!

От принцев ведь одна беда!

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

http://cecmpacka3ku.narod.ru/

Сестра Риммовна

Мрачная Сказка



МРАЧНАЯ СКАЗКА

Путь появляется Млечный,
Месяц тускнеющий тает…
Вновь я своей подопечной
Мрачные Сказки читаю.
Детка ничуть не боится,
Нежно любить привыкая
Чудищ на книжных страницах.
Хмурится, коль умолкаю.
Знаю, что время не дремлет -
Явится юный захватчик,
Через сожжённые земли
К стенам темницы прискачет
Доблестный и ясноглазый,
Чтоб пробудить отвращенье
К Сказкам...

С ним справлюсь не сразу -
Редкое всё ж угощенье.

Принца предсмертные стоны
В сердце не вызовут жалость.

Ластится детка к дракону…
Ждать нам недолго осталось…

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

Не устаёт неустанно трудиться на музыкальной ниве Риммландии великолепный Бард Ириммбурга Владимир Зачепа.
Вот, взял и преобразился в Дракона. Огнедышащего. Удачно.
Красиво и страшно...
Спасибо ему.
А Вам приятного прослушивания.

Сестра Риммовна

Царица

Delo_biylo._robjatiy...

Под вечер Сестра забралась на кровать
И книжку взяла, чтоб для сна почитать
Но только Платонова сказку открыла
Как сон к ней пришёл...
                   И во сне вот что было...

ЦАРИЦА

Эпиграф

Муза треплет усталую лиру
И марать заставляет листы..
У Дракона глаза - два сапфира
Иногда он со мною "на ты"...
Быть с Драконом "на ты" незаконно
Быть с Драконом чревато вполне
Но, как только увижу Дракона
Всё на свете до лампочки мне!

(эпиграф не имеет никакого отношения к повествованию)

Дело было, робяты, ешшо в старину.
То ли перед войной, то ли прямо в войну,
То ли после... не помню названья войны.

Помню лишь, аккурат посреди старины,
Во дворце, прямиком посерёдке столицы
Восседала сердитая шибко царица.
Так сердито на троне она восседала,
Что вся свита ея кажнодневно рыдала,
А подмышкой у кажного ейна министра
Завсегда был походный набор мазохиста.
С ним ходили министры к царице с докладом.
Возвращались с отбитым царицею задом.
Обходилась жестоко царица с людьми -
Самолично, зараза, стегала плетьми,
Также палкой могла садануть и нередко
Запускала в придворных она табуреткой,
(По краям, между прочим, обитой металлом!)
Даже в кошку придворную тапки метала.

Раз гуляла царица сердито по саду,
Вся в шелках, бант огромный топорщится сзаду,
А солдат, что в саду том стоял на часах,
Увидал и... представил царицу в трусах!
То ли выпимши был, то ли вовсе рехнулся,
Только взял, да и прямо при ней ухмыльнулся!
Не сумел даже спрятать ухмылку в усы,
Видно, слишком детально представил трусы.
Офигев от солдатской ухмылки, царица,
Словно чайник, в момент начала кипятиться.
Подскочила - "Чего ухмыляешься, гад?!"
Ничего не ответил царице солдат.
Не сумел... В этот самый момент, как назло,
На ухмылку опять его разобрало.
Цветом став, словно спелый большой помидор,
Возопила Царица - "С каких это пор
Перестали солдаты царицу бояться?!
Позволяют себе ей в лицо ухмыляться?!"
И, конечно, велела она сгоряча
Моментально позвать с топором палача,
Но потом, видно вспомнив, что вроде война,
То ли шла, то ль идёт, то ли будет, она
Передумала и повелела давать
Кажный день прямо поутру штук двадцать пять
Палок битой и раньше солдатской спине.

"Эх, да лучше бы я уж погиб на войне!" -
Горевал через год экзекуций солдат,
Там и тут шибко палками злыми помят.
А царица и думать забыла о нём,
Двор спокойно тираня и ночью и днём.

Чуя копчиком - надо чего-то решать!
Наш солдат у народа решил поспрошать,
Чего делать ему?! А народ - "Не вопи!"
В один голос ему - "Заслужил, так терпи!"
И считал из всего из народа не так
Лишь один одинёшенек местный дурак.
В оппозиции энтот дурак был ко власти.
"Знаю я, как избавить тебя от напасти!" -
Заявил преспокойно солдату дурак.
"Только дай мне копейку, а лучше пятак!"
Не нашлось у солдата, увы, пятака,
Отыскалась копейка лишь для дурака.
И повёл, взяв под ручку, солдата дурак
На край города, через пустырь и овраг.
Шли они, шли и шли, шли и шли, шли и шли...

Наконец увидали домишко вдали.

Наглый, рыжий, как будто бы выкрашен хной,
Жил там, вечно под мухой, сапожник с женой.
А жена... Матерь божья, ну чисто царица!
Одинаковы были щекастые лица,
Одинаково и телеса сложены.
Бизнес делал сапожник на данных жены.
Но не смог от неё он дождаться похвал,
Потому что все деньги в момент пропивал.
Заплативши копейку всего за показ,
Разглядев бабу в профиль, а также в анфас,
(Потому разглядеть себя баба дала,
Что храпя, как сапожник, у стенки спала)
Ну так вот, разглядев энту бабу сполна,
"А представь, - заявил наш дурак - что она
Вдруг царицею стала, чего б тогда было?
Как считаешь, она б тебя палками била?"
"Не-е... не била б, наверно..." - ответил солдат.
"Из неё, чую, вышла б царица - отпад!"
Собрались они было обратно идти,
Вдруг солдату дурак говорит по пути,
(Видно был он, робяты, совсем уж "ку-ку")
"Вот чего... я  тебе её приволоку!
Этой ночью прямёхонько в царский покой!"
(Мимо спящей охраны?! Ишь, резвый какой!)
"Подожди-подожди..., а к чему мне она?
Для чего на посту мне... чужая жена?!" -
Испугался солдат.
"Кто из нас тут дурак?!
Поменяем их ночью!"
"Погодь, это как?"
"У тебя там заместо мозгов что? Опилки?
Всё же просто - царицу к сапожнику в ссылку,
А сапожницу прямо в царицын покой
Мы недрогнувшей тихо подложим рукой!"

Не пытайте, робяты, вопросами "Как!?",
Только баб поменяли солдат и дурак,
И на завтра, продравши глаза с бодуна,
Разумеется думая - рядом жена,
Лютой жаждой томимый, совсем без порток,
Ткнул сапожник царицу локтём в ейный бок -
"Подымайся-ка, баба! Воды приняси,
Папиросы мне дай, тесто, слышь, замяси,
Подмяти... И мои расчяши волоса.
На всё это даю тебе четверть часа!"
Пробудившись от грубого в рёбра локтя,
Ничего не поняв, посопя, покряхтя,
Почесавшись, заснула царица опять.
"Я не понял чичас, ты чяво это? Cпать?!!
Спать, кады я не кормлен, не чёсан, раздет?!!
Подымайся, сказал, и готовь мне обед!
И водицы колодезной дай из вядра!" -
Возмутился сапожник - "Эй, слышь ты? Пора!"
Пробудившись вторично от шума уже,
И внезапно узрев мужика в неглиже,
Что чего-то там требовал нагло весьма,
"Или сплю, или, верно, сошла я с ума!" -
Порешила, зевнув во всю глотку, царица -
"Ох, надеюсь, что мне это, всё-таки, снится…"
И пощупав сапожника за ... нос рукой
Вопросила она его - "Кто ты такой?"
"Кто такой?! Кто такой я?!! А ты то сама
Кто такая?!"
"Наверное всё же с ума
я сошла!" -  пригорюнилась тут уж царица,
"Блин, ну надо же было такому случиться!"
"Кто такая?!" - сапожник стоял на своём,
Взор царицы исподним смущая бельём.
"Я - царица!"
"Царица?! А ну-ка, "царица",
Подымайся, сказал, принеси мне водицы!
Подмяти, расчяши, а не то щас ремнём,
Врежу так, что весь зад загорится огнём!"
"Врежешь?! Мне?!" - заорала сердито царица,
Стала кликать охрану, да так материться,
Что сапожник сначала, ей богу, опешил,
Но потом взял ремень и царице навешал
Он хороших, отборных таких пи...люлей,
Что едва не дошло дело до костылей.
Обалдела царица совсем - "Во, дела!" -
Размышляет - "Наверное, я померла!
В ад попала, а этот мужик - сатана!"
Испугалась тогда, оробела она,
Поднялась и, как велено было, водицы
Сатане принесла из ведёрка царица.
Но такой неумёхой царица была
Что полкружки на чёрта она пролила.
Мокрый чёрт ей за это ещё дал ремня,
Попе так уж горевшей, добавив огня.
Взвизгнув, быстро схватилась она за метёлку,
Но и тут от царицы, увы, мало толку,
Подняла только пыль в помещеньи столбом,
Поплатившись за это теперь уже лбом -
Чёрт аллергиком был, стал чихать, чертыхаться,
И щелбан бабе дал, лишь сумел прочихаться.
И за цельну лохань недоваренных щей
Получила царица от чёрта лещей.
И за гору большую горелых блинов,
И за сломанный гребень и пять колтунов.
Цельный день колотил ее чёрт и ругал
А за стирку и вовсе поставил фингал -
Изведя только мыла большущий кусок,
Постирала с рубахами красный (!) носок...

А сапожница, в царском проснувшись покое,
Всё лежала и терла глазищи рукою.
На кровати перина, вокруг зеркала,  
Размышляла она - "Может я померла
(У сапожника жизнь вспоминая свою)
И теперь прямиком оказалась в раю?"
Тут вошли очень робко в покои царицы
Три зубами стучащих от страха девицы,
На сапожницу смотрят затравленным взглядом,
А она подбоченилась - "Вам чего надо?"
Три девицы чего-то смущенно бормочут,
Одевать, обувать, вроде как, её хочут.
Удивилась сапожница им  - "Вот те раз!
Я калека вам, чё ли? Оденусь без вас!"
Но девицы на месте стоят не уходят,
И с сапожницы глаз обалдевших не сводят.
"Ну, чяво вы без дела столпилися тут?
Стирка, глажка, уборка вас чё ли не ждут?"
Три девицы отважились тихо заныть -
"А когда же ты, матушка, будешь нас бить?
"А когда же ты, матушка, будешь серчать?"
"Коли хочите, щас прям могу я начать!
Офигели совсем? Вам какая я мать? -
Возмутилась сапожница - Мне ж тридцать пять!"
И рукою погладив изгибы фигуры -
"Прочь идите, да делом займитеся, дуры!"
Три девицы ушли. Натянувши колготки,
Обрядилась сапожница в царские шмотки,
И на кухню пошла, чтоб напиться там... чаю.
(Самогонку она не пила, отвечаю!)
А на кухне на царской трудились в запарке,
Повара, поварята, а также кухарки.
И когда все они увидали царицу,
Что-то страшное стало на кухне твориться
Персонал вмиг ошпарил себя кипятком
И едва не оттяпал себе тесаком
Сразу парочку пальцев, а может и рук,
Так силён оказался внезапный испуг.
А фиктивная наша, робяты, царица,
С аппетитом умяв восемь булок с корицей,
Напилася чайку с сахарком и лимоном,
Да и дальше с довольным отправилась стоном.
А на кухне стояла весь день кутерьма,
Обсуждали - Как?! Ставила чайник сама?!!
Как?! Сама опосля перемыла посуду?!!
Так вот, сея разброд и смятенье повсюду,
Провела день сапожница в пышных богатых,
Разукрашенных золотом царских палатах,
И с лихвой наглядевшись на царских вельмож
(Три с полтиной десятка услужливых рож)
Попривыкла уже и решила смириться,
С тем, что все её матушкой кличут царицей.

На второй день гуляет "царица" по саду,
Вся в шелках, банк огромный топорщится сзаду,
А в саду на посту наш знакомый солдат,
Поутру уже палками шибко помят.
Увидал наш солдатик "царицу" и что же?
Тщётно сделать пытался суровую рожу,
Но припомнивши энтой "царицы" личину,
Ухмыльнулся в лицо ей, без всякой причины.
Удивилась сапожница, то есть "царица"
"Ты чяво это вздумал, солдат, веселиться?
Ухмыляесся будто идёшь на парад,
Али мне ты служивый так искренне рад?
И солдат, поворот чуя скорый в судьбе,
Заявляет "царице" - "Конечно тебе!"
"А чяво ты мне рад? Ведь тябе я добра
Никакого не сделала, может пора?
Как-никак я ж царица! Короче, доложь
По всей форме, царице своей, чё ты хошь?"
"Ничего окромя одного не хочу!
Прикажи, государыня ты палачу,
Чтобы он меня палками больше не бил!
Я ж помру или сделаюсь полный дебил!"
"А за что же палач тебя палками бъёт?"
"Да за то, что в ухмылке расплылся мой рот!"
"За ухмылку? Да ладно, ты брешешь солдат!"
"Вот те крест! В синяках я от холки до пят!"
Этот факт за живое "царицу" задел.
"И со многими этакий тут беспредел?"
"Всех колотят, никто ещё зад свой не спас!"
В тот же день сотворила "царица" указ,
От которого в шоке придворные были.
Содержанье - "Велю, никого чтоб не били!
А солдатам всем по золотому рублю
И по полведра пива, мол, выдать велю".

Дав на пьянку служивым три дня выходных,
Загрустила "царица" о стенах родных,
Заскучала по мужу, пущай конопат,
И дерётся ужасно, под мухою, гад,
Стала лезть в бошку "царскую" всяка фигня,
Типа - "Он там сопьётся совсем, без меня!"
Стала псевдоцарица по мужу тужить,
И велела карету скорей заложить -
Съездить мужа проведать, да тут, хошь не хошь,
Взять пришлося с собой приставучих вельмож.
Не послала подальше их из этикета
И вельмож напихалася цельна карета.
В общем едет, теряя она по вельможе
На ухабах... Вдруг домик свой видит и что же?
Из ворот ее муж ненаглядный выходит,
И какую-то бабу под ручку выводит?!
Глядь, а признаков горя на роже то нет!
Вмиг померк для царицы-сапожницы свет,
Подскочило давленье, застлал взор туман,
И рванула "царица" в карете стоп-кран.
Из вельмож, что с "царицей" ещё оставались,
Только трое внутри кое-как удержались
Остальные попадали рожами в лужи.
И царица-сапожница треплет уж мужа.
"Ах, бессовестный ты! Ах ты, ирод негодный!
Порешил, раз пропала, так ты уж свободный?!
Ах ты, гад похотливый! Aх, мартовский кот!"
И сапожнику прямо коленкой в живот.
"Ах, паскудник, забывший про брачные узы!"
И как врежет ему кулаком по картузу.
А сапожник опомнится бедный не может
Вид двух баб идентичных рассудок тревожит,
Переводит глаза взад-вперёд, взад-вперёд,
А какая евонная не разберёт...
За измену сапожнику врезав по шее,
И тем самым сомнения мужа развея,
Потащила сапожница мужа домой,
А царица дорогой не слишкой прямой,
Возвратилась обратно к себе во дворец,
Тут и сказочки должен быть вроде конец.
Остается сказать, во дворце-то что было -
Никого уже больше царица не била,
Кардинально свой взгляд поменявши на власть.

Очень сильно боялась вновь к чёрту попасть!

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

Суперские Сказки Сестры Риммовны

Сестра Риммовна

Метки:

Хорошо жив...

Толстяки в морозы
ХОРОШО ЖИВ...

Хорошо живётся толстякам в морозы, 
Только щёки расцветают, словно розы, 
Ну а так их климат беспокоит мало – 
Организм надёжно защищает сало! 
Толстяки кальсон фланелевых не носят, 
Лишний тёплый свитерок купить не просят, 
Ну а если отопленье отключают, 
Вмиг родные в толстяках души не чают – 
Обниматься лезут все, стуча зубами, 
И в любви клянутся, словно в мелодраме! 
Толстяки мечту о лете не лелеют, 
ОРЗ, ангиной вовсе не болеют, 
Натянув под куртку майку иль тельняшку, 
Толстяки всё время ходят нараспашку! 
Хорошо живётся толстякам в морозы, 
Толстяки плюют на метеопрогнозы, 
И в стране, где с ноября по март зима, 
От мужчин таких девчонки без ума! 
В толстяка ведь невозможно не влюбиться, 
Лишь увидишь, так и хочется вцепиться, 
Обхватить его, касатика, прижаться - 
Согреваться, согреваться, согреваться! 

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

Суперские Сказки Сестры Риммовны

Сестра Риммовна

Метки:

Оттого, что ты когда-то полюбил...

Оттого, что ты когда-то полюбил...

Предстоит опять рукам и сердцу стыть,
Накрывает город пасмурный сезон,
Мы с тобою не могли бы вместе быть,
Будь ты даже одинок как Робинзон.

Знаешь Пятница бы вышла из меня,
хоть и верною, но слишком уж дурной.
Мы б с тобою как-то прожили два дня,
А потом бы поругался ты со мной.

Это точно, и не вздумай возражать,
Придираться стал бы ты к моим речам,
Все во мне бы тебя стало раздражать,
Ты орал бы на меня по мелочам.

Я ж от крика становлюсь ещё дурней
В жизни мне не шёл на пользу гневный крик.
Продержались бы от силы пару дней,
А потом бы камень голову настиг,

А потом бы камень голову пробил,
И лежать… мне бездыханной в лопухах,
Оттого, что ты когда-то полюбил
Мои сказки…
Толк искал в моих стихах.:)

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

Сестра Риммовна

В Ноябре...

В ноябре


В Ноябре...

В ноябре так нелегко на свете жить - 
Расцветает буйным цветом пессимизм. 
Так и тянет, так и тянет наложить 
Белы рученьки на вялый организм. 
Ах, была б я хоть немножечко медведь, 
Я могла б тогда засунуть лапу в пасть, 
И берлоги тёплой завалясь посредь, 
С ноября по март спокойно в спячку впасть. 
Лапу с медом запихнув по локоть в рот, 
Я спала б, благодаря свою судьбу, 
И во сне любимый видела завод 
В белых тапках, непосредственно в гробу. 
В ноябре все мысли только об одном: 
Чтоб во сне скорее организм обмяк. 
Ах, зачем не родилась я грызуном? 
Не сурок, не суслик я и не хомяк? 
Отчего я не лемур, не козодой? 
Почему я не опоссум и не ёж? 
Блин, покуда с этой свыкнешься бедой, 
Всю получку до копеечки пропьешь...

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

Сестра Риммовна

Метки:

И уже...
Стильная песня Владимира Зачепа на мои недавние строки.
Неустанно творит Владимир...

Нева

Я и не знала...

То были тёплые деньки,
Пускай и осень.
Песчаный  пляж возле реки
И неба просинь.
Там ангел золотом сверкал
На тонком шпиле.
Когда ты руку отпускал,
То пальцы стыли…
Мы шли с тобою через сад
Пустой и странный
Где солнца нет, где не журчат
Уже фонтаны…
Где не был ты, а я была
Неделей каждой,
Но он впервые мне предстал
Томимый жаждой…
Мой милый, Главный человек,
Я и не знала,
Как можно плыть по венам рек
И по каналам,
Куда дома бросают свет,
И глупо путать
Названья их и в тонкий плед
Друг друга кутать…
То были тёплые деньки,
Пускай и осень.
И сердце встречи «вопреки»
У сердца просит.
Мы выпьем красного вина,
Затеплим свечи…
Мне эта вера так нужна.
До новой встречи...

Сестра Риммовна (Ирина Брандукова)


Искупаю лицо в закипевшей сирени,
И замкну обречённо свой жизненный круг.
С каждым днём я всё тише, нежней и смиренней
В ожидании писем от Вас, Милый Друг.

Незаслуженных мною ничем... понимаю. 
Оборвавших души пару тоненьких струн. 
Я без них приспособилась к душному маю. 
Я без них пережду и холодный июнь. 

С каждым днём я всё тише, нежней и смиренней. 
И мне нравится это... в вечернем саду 
Искупаю лицо в закипевшей сирени... 
И опять от себя никуда не уйду... 

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

Суперские Сказки Сестры Риммовны

Сестра Риммовна

Как всегда изысканно и со вкусом извлёк Владимир Зачепа мои строки из пыльной тетради прошлого.
Спасибо, Владимир.

Я и не знала...

Нева

Я и не знала...

То были тёплые деньки,
Пускай и осень.
Песчаный  пляж возле реки
И неба просинь.
Там ангел золотом сверкал
На тонком шпиле.
Когда ты руку отпускал,
То пальцы стыли…
Мы шли с тобою через сад
Пустой и странный
Где солнца нет, где не журчат
Уже фонтаны…
Где не был ты, а я была
Неделей каждой,
Но он впервые мне предстал
Томимый жаждой…
Мой милый, Главный человек,
Я и не знала,
Как можно плыть по венам рек
И по каналам,
Куда дома бросают свет,
И глупо путать
Названья их и в тонкий плед
Друг друга кутать…
То были тёплые деньки,
Пускай и осень.
И сердце встречи «вопреки»
У сердца просит.
Мы выпьем красного вина,
Затеплим свечи…
Мне эта вера так нужна.
До новой встречи...

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

Суперские Сказки Сестры Риммовны

Сестра Риммовна

Метки:

Счастье



Счастье

А счастье было… лет до десяти...
А после, знаешь, больше всё потери…
И нынче умещается в горсти
Всё, что люблю я. Всё... Во что я верю.

Ты тоже там. Хозяин, а не гость.
Как всё-таки чудны судьбы затеи.
И если ты покинешь эту горсть,
Она наполовину опустеет.

Ничем её заполнить не смогу.
Нет, не смогу.
Она невосполнима.
Но, расставаясь навсегда, солгу: 
«Всё хорошо…»
Будь счастлив, мой любимый.

&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&&

Ирина Брандукова

Метки:

В этом месяце

Ноябрь 2014
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars